Сделать стартовой страницей » Добавить этот сайт в избранное » 

 Рассказы Макса Лукадо

 Рассказы, помогающие жить

СПИСОК

Рассказы из разных книг

Рассказы из разных книг

Это началось в яслях

День прощания

Бог во плоти

Сострадающий Спаситель

Иисус знает, что ты чувствуешь

Обмен

Проявленная вера

Он вновь отвалит камень от гроба

Взор на Спасителя

Пойди и увидишь

Подарки для Царя

Выбор

Автор жизни

Рождественский крест

Готов возвратиться домой?

Дольше, чем навсегда...

Люди с розами

Надломленный тростник и тлеющий фитиль

Он успокоил море и ветер

От законничества - к свету

Каменное сердце

Ягнёнок

Пришествие

Ни на кого не похож (Ты особенный)

Знай… на всякий случай

Здравые привычки

Молитва Марии

25 вопросов к Марии

Ночь на Рождество

 

Неудивительно, что Его называют Спасителем

Неудивительно, что Его называют Спасителем

 

Величественный дом Господень

Величественный дом Господень

 

В эпицентре шторма

В эпицентре шторма

 

Он выбрал гвозди

Он выбрал гвозди

 

Путешествие налегке

Путешествие налегке

 

С ЭТИМ Я СПРАВЛЮСЬ САМ
Бремя самоуверенности

Господь — Пастырь мой... Пс.22:1

Вы говорите, что умеете орудовать битой, как Тайгер Вудз? Здорово звучит.

Вы говорите, что в регби можете забивать голы, как Джо Монтана? Боюсь, вам придется сильно потрудиться. А вы, молодая леди? Вы жаждете стать второй Миа Хэмм? Ну что ж, неплохо.

А я? Вообще-то есть один парень, который мне нравится. Он напоминает мне меня. Возможно, вы никогда о нем не слышали. Вы видели Британский чемпионат по гольфу 1999 года? Тот самый, в Карнусти, что в Шотландии. Помните игрока, у которого было в запасе семь ударов, когда ему оставалось пройти одну лунку?

Точно, это был француз Жан Ван де Вельде. Шесть ударов и 400 метров отделяли его от главного приза, кучи денег и места в истории. Все, что от него требовалось, это выбить шесть на четыре.

Я мог бы выбить шесть на четыре. Моя мать тоже могла бы. Тот парень мог выбить «шестерку» чем угодно — хоть тротуарной решеткой или надувной камерой в форме банана. Гравер уже готовил металлические наконечники и упражнялся в гравировке буквы «В». Чтобы выбить имя «Жан Ван де Вельде», ему потребуется написать ее дважды.

Однако с лункой все было не так просто. Площадка рассекалась пополам заболоченным ручьем. Спокойно. Нет проблем. Три коротких удара... если будет нужно, у тебя есть еще три удара на доводку. Просто сделай «шестерку», возьми лунку и улыбайся в камеры. Однако ветрено, и ручеек оказался довольно глубоким. Надо быть осторожнее!

Но французы не любят осторожничать. Ван де Вельде вынимает свой драйвер — клюшку для самого дальнего удара. А где-то в Де-Муэн какой-то тупица, убаюканный преимуществом в семь ударов, вдруг открывает один глаз: «Он держит в руках драйвер!»

Помощник Ван де Вельде, подносивший ему клюшку, 31-летний парижанин по имени Кристоф, плохо говоривший по-английски, с испачканным краской подбородком и торчащими из-под шляпы обесцвеченными волосами, позже признался: «Я думаю, и он, и я — мы оба хотели просто порисоваться».

Ван де Вельде замахивается своим драйвером так, будто собирается достать до Эйфелевой башни. Теперь перед ним 200 метров до грина, а между ними ничего, кроме густой травы и отчаянного биения сердца. Одним коротким ударом он наверняка постарается вернуть мяч в фервей.

Логика подсказывает: «Не бей в грин».

Пункт 101-й Инструкции по игре в гольф говорит: «Не бей в грин».

Каждый шотландец на трибуне говорит: «Эй, парень, не бей в грин».

Ван де Вельде говорит: «Я — на грин».

Когда он вытаскивает двойную железную клюшку—айрон-двойку, любитель гольфа в Де-Муэн открывает второй глаз: «Айрон-двойка! Если этой штукой ударить с пляжа, можно, пожалуй, достать Карибское море!» Трибуны замерли. Зрители молчат. Одни от напряжения, другие молятся. Движение клюшки Ван де Вельде вызывает всеобщий вопль восторга. Бац. Шлеп. Бульк. Мяч отскакивает от пустых мест на трибунах и исчезает в болотистых топях, покрытых такими высокими зарослями, что в них мог бы спрятаться гном.

Глаза Пиноккио стали бы еще круглее, проследи он за траекторией полета этого мяча. Следующий мяч шлепается в воду, а следующий за ним — в песок. Подсчитай урон и получишь четыре удара плюс штраф. Он бьет пять раз и все мимо поля. Пора бы уже попасть в лунку! Но теперь он молится о том, чтобы выбить семерку и о ничьей. К великому облегчению всего цивилизованного мира Ван де Вельде выбивает все семь. Не знаю, сможет ли он когда-нибудь забыть тот болотистый ручей. После ничьей он проиграл: он не вышел в плей-оф.

Подобно спортивным шортам из нейлона, гольф говорит о человеке очень много. То, что восемнадцатая лунка сообщила о Ван де Вельде, указывает мне на меня.

Я сделал то же самое, совершил ту же ошибку. Единственное, что от него требовалось, — достать клюшку айрон-пять, но что-то заставило его вынуть драйвер. Или в моем случае:

все, что от меня требовалось, — извиниться, но я начал спорить;

все, что мне было нужно, — слушать, но я надумал открыть рот;

все, что я должен был сделать, — набраться терпения, но я решил взять ситуацию под свой контроль;

все, что мне было необходимо, — вручить свои заботы Богу, но я предпочел устроить все сам.

Почему бы мне не оставить свою клюшку в сумке? Я знаю, что об этом сказал бы помощник Ван де Вельде, подносящий ему клюшки: «И я, и Макс — мы оба хотели устроить шоу, но получилось чересчур».

Чересчур упрямства. Чересчур независимости. Чересчур самоуверенности.

Я не нуждаюсь в чьих-то советах. — Бац.

Я сам справлюсь со всем этим. — Шлеп.

Мне не нужен пастух, благодарю вас. — Бульк.

А что у вас? Неужели мы с Жаном — единственные восторженные исполнители песни Фрэнка Синатры «Я сделал все как хотел»? Неужели только мы — он и я — таскаем с собой обитый железом сундук, наполненный самоуверенностью? Я так не думаю.

Мы, люди, хотим все делать по-своему. Не нужен нам проторенный путь; не нужен нам наилучший путь; не нужен нам проверенный путь. Не нужен нам Божий путь. Мы хотим идти своим путем.

Согласно Библии, именно в этом заключается наша главная беда. «Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу; и Господь возложил на Него грехи всех нас» (Ис. 53:6). Вы когда-нибудь видели упрямую овцу? Из всех животных, сотворенных Богом, овца меньше всех способна заботиться о себе.

Овцы бессловесны! Вы когда-нибудь видели дрессировщика овец? Овец, исполняющих цирковые номера? Скажем, катающихся по ковру? Слышали ли вы о цирковом шоу под названием «Мазадон и его прыгающие овцы»? Нет, для этого овцы слишком беспомощны.

И беззащитны. У них нет ни клыков, ни когтей. Вы никогда не увидите талисмана в виде овцы. Кому захочется стать ягненком? Известно, что есть команды «Баранов» из Сент-Луиса, «Быков» из Чикаго и «Морских Ястребов» из Сиэтла, но кто слышал об «Овцах» из Нью-Йорка? Кто на трибунах рискнет приветствовать и поддерживать такую команду?

Мы овечки.
Мы не издаем ни звука.
Победа не для нас.
Только перед сном пересчитайте нас.

Более того, овцы — грязные животные. Кошка себя чистит, то же делает собака. Птичка купается в корытце, а медведь в речке. А овцы? Они пачкаются и ходят грязными, пока не попадут под спасительный дождь.

Неужели Давид не мог придумать аналогию получше? Наверняка мог. В конце концов, он убежал от Саула и расправился с Голиафом. Почему же он не выбрал для себя сравнения с кем-нибудь более достойным, чем овца?

Например, такое:

«Господь — мой Полководец, а я Его воин». Неплохо. Это нам нравится больше. Воин получает униформу и оружие, а потом, возможно, медаль.

Или: «Господь — мое Вдохновение, а я Его певец». Быть солистом в Божьем хоре — какое лестное поручение!

Или: «Господь — мой Царь, а я Его посол». Кто отказался бы стать глашатаем Бога?

Все замолкают, когда говорит Божий посол. Все слушают, когда поет Божий песнопевец. Все аплодируют, когда мимо проходит Божий воин.

Но кто обратит внимание на Божью овцу? Кто заметит, кто услышит, как она поет, разговаривает или действует? Замечает только один человек — пастырь. В этом-то и состоит главная мысль Давида.

Когда Давид, ранее бывший и воином, и певцом, и послом Бога, захотел нарисовать Его образ, он вспомнил дни своей юности, когда был пастухом. Вспомнил, как днем и ночью лелеял своих овечек, спал вместе с ними и охранял их.

Его собственное отношение к овцам напомнило ему то, как Бог относится к нам. Давид с радостью возвещает: «Господь — Пастырь мой» и, как следствие, с гордостью говорит: «А я — Его овца».

Что, вы все еще не хотите называться овцой? Предлагаю вам маленькое развлечение — так, простенький тест: посмотрим, насколько вы преуспели в своей самонадеянности. Поднимите руку, если в какой-то из перечисленных ниже характеристик вы узнаете себя.

Вы можете управлять своим настроением. Чувство неудовлетворенности и уныние вам незнакомы. Вы совсем не похожи на Джекилла и Хайда. Ваша голова всегда поднята. Это о вас? Нет? Ладно, перейдем к следующему пункту.

Вы живете со всеми в мире. Ваши взаимоотношения с людьми просто замечательны. Даже ваши бывшие супруги расхваливают вас. Вы любите всех, и все любят вас. Это вы? Если нет, то чей тогда это портрет?

Вас не мучают страхи. Ваша стойкость сравнима со стойкостью тефлоновой сковороды. Скандал на Уолл-стрит? Нет проблем. Неполадки с сердцем? Ерунда! Начинается Третья мировая война? А что у нас сегодня на ужин? Это опять не ваш портрет?

Вы не нуждаетесь в прощении. Вы никогда не ошибались. Ваша жизнь корректна, как игра в шашки. В ней все чисто, как на бабушкиной кухне. Вы ни разу в жизни не схитрили, ни разу не солгали. Это так? Или нет?

Подведем итог. Своими эмоциями вы не владеете. Ваши взаимоотношения с людьми непрочны. Вас мучают страхи и чувство вины. Гм-м-м... Вы по-прежнему собираетесь цепляться за свой сундук, набитый самоуверенностью? Похоже на то, что вам нужен пастырь. Иначе у вас получится свой собственный 22-й псалом, нечто вроде следующего:

Я — мой пастырь. Я всегда в чем-то нуждаюсь.
Я брожу повсюду в поисках облегчения, но не нахожу его.
Я ползу долиной смертной тени и изнемогаю.
Я всего боюсь — начиная от пестицидов и заканчивая электрическими сетями — и в этом начинаю подражать своей маме.
Я регулярно посещаю собрания в церкви и вокруг себя вижу одних врагов.
Я прихожу домой, где моя аквариумная рыбка хмурится при виде меня.
Я обрабатываю свою голову высокоэффективным средством «Tylenol».
Опять убежал мой любимый кофе.
Неудачи и несчастья преследуют меня, и остаток своей жизни я проживу в сомнениях.

Почему те, кто больше всего нуждается в Пастыре, отвергают Его? Это вопрос жизни для таких, как Ван де Вельде. Писание наставляет: «Сделай так, как говорит Бог». Жизненный опыт подсказывает: «Сделай так, как говорит Бог». Каждый шотландец из тех, что на небесах, молит: «Эй, парень, сделай так, как велит Бог».

Иногда мы именно так и поступаем. И когда это происходит, когда мы следуем наставлениям «Notre Dieu» и держим свой драйвер в сумке, мяч каким-то образом остается в фервее.

Да, Ван де Вельде напоминает мне меня.

Проиграв лунку, которая обеспечивала выход в плей-оф, перед публикой он продолжал держать фасон, но потом, сидя в палатке и закрыв лицо руками, рыдая, произнес: «В следующий раз у меня обязательно получится. Вы считаете меня трусом, но в следующий раз вы увидите — я сделаю это!». Мы оба сделаем это, Жан.

Баннерный обмен
Церковь Филадельфия
Христианский сайт Наша Вифания: Евангельские проповеди, свидетельства, статьи, фильмы, mp3 псалмы





Монитор христианских сайтов от JesusChrist.ruКаталог христианских ресурсов Для ТЕБЯРейтинг@Mail.ruRambler's Top100Рейтинг христианских сайтов

© 2003-2008 Служение "ONEWAY", г. Архангельск
Создание и поддержка сайтаСтудия ONEWAY